Синергия: над шапкой

Кому идти в аспирантуру

Девушка в лаборатории за исследованиями

«Бросить или не бросить?»

Не удивляйтесь, но прямо сейчас нужно мысленно забежать вперед и обратить внимание именно на этот вопрос. Лучше не доводить себя до состояния, когда им всерьез обеспокоитесь и вы. Ибо его задавали себе те, кто бросил аспирантуру; те, кто в ней мучился; а также те, кто оставил науку сразу после защиты диссертации

Когда этот вопрос встает перед аспирантом во весь рост, честно ответить на него трудно, потому что жалко усилий, вложенных в создание научного труда, боязно не оправдать ожиданий родителей и научного руководителя и непонятно: а вдруг вы всё-таки ученый?
 

По всем фронтам

Вам рекомендуют поступать в аспирантуру? Сосредоточьте свои силы по двум фронтам.

  1. Первый фронт: выберите наиболее точно подходящую вам форму послевузовского образования (согласно новому закону, аспирантура считается всё еще высшим образованием, но люди привыкли говорить о ней как о послевузовском, последипломном и даже как о дополнительном образовании) из многих вариантов. Не сбрасывайте со счетов ни повышение квалификации разной степени длительности, ни профессиональную переподготовку, ни тренинги, ни мастер-классы, ни бизнес-образование – и особенно пристально рассмотрите все эти возможности, если годы основного университетского обучения подходят к концу, а учиться по-прежнему хочется. Может быть, у вас достаточно знаний, но не хватает умений? Тогда вам подойдет более конкретный и практический формат учебы. 
  2. Второй фронт: проясните, какое поведение в науке – в науке вообще, а не в конкретной аспирантуре! – для вас возможно в принципе и наиболее комфортно (тоже – только для вас лично). Неважно, что предложение без проблем перекочевать из вуза в аспирантуру звучит от вашего научного руководителя еще на этапе подготовки дипломной работы. Не поддавайтесь на эту «провокацию» и ни в коем случае не действуйте по инерции в огромном и разнообразном мире науки, который заслуживает того, чтобы пристально его изучить, прежде чем покорно плестись пополнять ряды аспирантов. Не бойтесь, что если прямо сейчас не решите, нужна ли вам аспирантура, то потеряете уникальный шанс. Не верьте, что, если сию секунду не запрыгнуть в «уходящий научный поезд», второго шанса, мол, не будет.

«Я и наука». Ищем свою тему

Разберем подробно вашу стратегию исследования мира науки. Какие научные темы вас живо интересуют, отзываются в сердце? Нет-нет, речь не о том, какая кафедра вашей альма-матер вам наиболее симпатична. И не о любимом преподавателе, нет. И даже не о вашей дипломной работе! Просто выберите для начала несколько тем, над которыми бьется человечество и которые вы действительно хотели бы решить. Или как минимум приблизить их решение. Ну интересно это вам.

Расширяйте свой кругозор.

Школы и люди

Научный руководитель помогает аспирантуЕсли вам удалось найти действительно интересные для вас темы, выясните, какие научные школы ими занимались, в каких вузах мира (!) эти школы базируются. Возможно, вы обнаружите их в Москве. В Петербурге. В Новосибирске или Томске. На Урале. Или за рубежом. В этом плане наука интернациональна. 

Если таких тем вы не обнаружили, загляните на междисциплинарные и общенаучные интернет-ресурсы, посвященные как можно большему количеству вопросов науки – и получше узнайте, чем в принципе заняты современные ученые. Что заинтересует вас больше всего? Не лимитируйте себя в процессе поиска, чтобы сделать точный, близкий вашей душе выбор (никаких «Но это же далеко и невозможно!»). Определяйтесь – а после этого тоже можете заниматься поиском научных школ.

Сравните позиции разных научных школ по выбранному вопросу. Какое из рассмотренных мнений наиболее близко вашему? Подход какой школы вы сочли наиболее правильным? В каком университете на земном шаре она в основном сосредоточена?

Если интересной вам темой занимается ограниченное количество людей и они не составляют коллектива, а действуют в одиночку, ищите их по социальным сетям для ученых. Профессор, ведущий свои интеллектуальные изыскания в амплуа «одинокий волк», будет рад нежданно нагрянувшему ученику, а вы сэкономите время, которое могли бы потратить на споры с научным руководителем «родной» аспирантуры, и нервные клетки, которые погибли бы в результате попыток смириться с чуждыми вам точками зрения.

«И пальцы просятся к перу…»

Итак, нужный вам университет (или нужный вам профессор, который тоже работает в каком-то университете) найден. И там есть аспирантура. Теперь проанализируйте тот факт, что аспирант должен писать и публиковать научные статьи. Желательно – полезные. Можете ли вы прямо сейчас, еще до всякого поступления в аспирантуру, сформулировать темы 3 научных статей, которые сумеете раскрыть, если немного лучше разберетесь в изучаемом вопросе? Дайте себе ответ.

Далее спросите себя, нравилось бы вам писать статью за статьей, увлеченно исследуя всевозможные аспекты любимой темы, переводить эти статьи на английский и другие языки, списываться с российскими и международными научными журналами, добиваться права участвовать в конференциях по всему белу свету? Вы хотели бы написать монографию – научный труд в книжном формате? А принять участие в составлении научного сборника – вместе с командой коллег?

Если вам всё это нужно, очень-очень нужно, можете со спокойным сердцем поступать в аспирантуру. Сразу – в случае, когда ведение научной деятельности без этого невозможно. Или не сразу – а просто подготовить отдельные публикации, выступления, заняться любой активностью, имеющей отношение к изучаемой теме, а вскоре и в аспирантуру поступить.

Если вам всё это вообще не нужно, вывод ясен: аспирантура – это не ваше.

Кабинетный ученый

В аудитории вузаА если вам всё это нужно по минимуму? Публиковаться – в пределах требований к аспиранту. Выступать на конференциях – ой, там много народа! Переводить статью – да кому это интересно… Списываться с учеными – неудобно беспокоить занятых людей… Но склад ума при этом у вас явно академический. Вы любите исследовать разнообразные явления. Вам интересны теории. Что делать тогда?

Заметьте: всё, что вызвало ваши сомнения, относится к социальной стороне науки. Вам стоит узнать получше, как и где знакомятся, общаются и готовят совместные проекты и юные, и состоявшиеся ученые, постараться «прокачать» свои коммуникативные компетенции – и решить, что вам важнее: кабинетный образ жизни или большая наука.

Вы вправе выбрать первое, но это ограничит вас в доступе к площадкам исследования (те или иные архивы, или лаборатории, или конференции, или университеты), а в результате – и к значительной части тем, доступных для изучения. Отчасти вы сможете это компенсировать, если скорректируете свой вид деятельности так, чтобы в нем присутствовала возможность вести исследования. Такое возможно и вне чистой науки (научно-популярная журналистика, маркетинг, преподавание на курсах, работа с соцсетями и др.).

Если же вы выберете большую науку, минимизируйте дискомфорт от общения с помощью приятельства с учеными-единомышленниками – такой подход даст вам возможность реализовать больше интересных совместных проектов. С другой стороны, считается, что настоящий ученый умеет выдержать жесткий научный спор и не спасовать в нем. Не зря каверзные вопросы членов ученого совета на защите диссертации строго обязательны.

Идеальный студент

Это еще один человеческий типаж, весьма часто оказывающийся в аспирантуре – по инерции. Такой человек уже не раз и не два доказывал свою способность отлично учиться. Добросовестно он пытается заниматься и наукой. Но кажется, что ему не хватает какой-то малости, чтобы стать настоящей научной звездой. Ему недостает смелых идей.

Конечно, аспирантура в достаточной мере приспособлена для тех, кто умеет смиренно слушаться научного руководителя, может блестяще сдавать экзамены кандидатского минимума, легко оформляет работу по всем правилам и более-менее справляется с предзащитой, защитой и последующим сбором справок, необходимых для выдачи диплома кандидата наук. Всё это привычные «доблести отличников». 

Более того, негласный научный этикет требует избегать ярких открытий на этапе соискания кандидатской степени, приберегая «революционные» настроения уже для докторской диссертации. Но каким дойдет до докторантуры человек, годами старательно душивший в себе всякую оригинальность?

Честных выходов из этого положения два. 

  1. Первый выход – целенаправленно избрать «вспомогательную» тему диссертации, требующую, скажем, кропотливо собирать исследовательской материал, структурировать его и давать ему характеристику, не связываясь со слишком сложными или спорными гипотезами. Изначально не гоняться за ускользающими «великими идеями», чтобы не лгать во вступлении о том, что ваша работа необыкновенно оригинальна. И постепенно осматриваться, осваиваться в научном мире, больше размышлять, глядишь – и скажете в науке новое слово.
  2. Второй выход – начать с развития собственной креативности, наблюдательности, осознания себя личностью со своими взглядами. И только потом поступать в аспирантуру.

Карьерист

Карьеристы У этого человека отличное практическое мышление. Он поступает в аспирантуру? Значит, он наверняка почувствовал веяния времени и уловил, что заниматься научным аспектом той или иной специальности стало – или вот-вот станет – выгодно. (Если с ним в одной университетской группе учатся студенты, сомневающиеся, поступать ли им туда же, то, глядя на предприимчивого собрата, они могут перестать сомневаться – и смело становиться аспирантами!)

К написанию диссертаций способности у таких людей неодинаковы. 

Одни карьеристы способны формулировать свои мысли без лишних отступлений, прямо и логично строят текст (что отличает их от типичных рассеянных ученых); им неведом кризис второго года аспирантуры, когда материал собран, а главы не пишутся – и всё тут! У карьериста всё прекрасно пишется (так что у него есть чему поучиться остальным аспирантам).

Другие карьеристы не хотят утруждаться самостоятельной работой над диссертацией, привлекая к научному творчеству третьих лиц (а вот тут подражать совершенно нечему). По-настоящему трудны для карьеристов в аспирантуре две задачи.

  1. Первая – это остаться верным однажды выбранной теме спустя годы. Дело в том, что настоящий ученый верен одной и той же теме и исследует ее очень долго и очень глубоко. Но человек, которому важнее чувствовать конъюнктуру момента, на такие подвиги не способен. У него другой талант – ощущать время и эффективно адаптироваться к переменам. 
  2. И вторая задача. Ее карьеристу решить труднее всего. Ему фактически не удается осознать, что наука – это нечто гораздо большее, чем строчка в резюме. Он не будет засиживаться в научной библиотеке, о чем-то мечтая среди старых книг. Он не станет болтать с научным руководителем о жизни. Ясно осознаваемая профессиональная цель, следующая за окончанием аспирантуры и защитой диссертации, способна заслонить от него восторг открытия – то чувство, ради которого стоит заниматься наукой.

Совет людям карьеры: учиться мечтать, осторожно примеряя роль идеалиста.

Возвращенец

Когда-то он написал отличную курсовую работу! А потом – прекрасный диплом! А потом не до аспирантуры было – работа, семья… И вдруг он понял, что ему остро хочется заниматься наукой. Но ему уже не 22 года… Это сказано о вас? Тогда прямо сейчас вам стоит вспомнить о том, что ряд вузов приглашает читать лекции преподавателей-практиков (к примеру, представителей передовых корпораций). Значит, шанс проникнуть в университет и даже там закрепиться есть и у вас.

А еще имеет смысл подумать о том, что в последнее время стали очень модными разовые лекции. Что ж, подготовьте и вы свое выступление, отыщите хозяев подобных площадок, договоритесь с ними о мероприятии – и попробуйте себя в роли гуру! Если лекция пройдет на ура, вы почувствуете себя увереннее.

Подобная активность поможет вам привыкнуть к мысли о том, чтобы вернуться на студенческую скамью. Точнее, не возвращаться на студенческую скамью – а усесться на аспирантскую скамью! 

Задача определиться с областью интересных вам исследований вас не затруднит. Куда сложнее окажется необходимость выслушивать претензии научного руководителя, если тот провел свои сознательные годы только в университете и не имеет того практического опыта, который есть у вас, да устало читать скучноватые академические труды, когда вам самому есть что сказать.

Путешественник

Аспиранты за рубежомТакой человек стремится поступить именно в зарубежную аспирантуру (а если всё-таки в российскую, то выбирает себе лучшую лабораторию и претендует на постдок уже за рубежом). Ему крайне важны условия научной работы: для ряда специальностей обстановка действительно пока лучше за границей. Путешественник не польстится на учебу в бакалавриате обычного вуза, о котором иностранцы плохо знают, и не пойдет в магистратуру в России, если по условиям выбранного иностранного университета  российские магистры аспирантами стать не могут.

Каким бы замечательным ни был руководитель его дипломной работы здесь, вечерами путешественник рыщет по научным сетям и страницам университетских кафедр, собирает базу e-mail’ов и заводит переписку с иностранными учеными. Именно в этих далеких профессорских головах наличествуют еще не опубликованные объявления о поиске преемников в науке, которые могли бы на время поселиться в странах Европы, Азии или Америки, и тут у путешественника появляется шанс опередить конкурентов.

Он тасует в уме разные страны, сравнивая возможности поступить и учиться в Германии, Франции, Швейцарии, Канаде… А иногда даже ставит в приоритет какую-нибудь одну страну, уже затем пытаясь выяснить, какие там есть аспирантуры.

В его календаре следуют друг за другом сроки подачи заявлений на иностранные стипендии, а потом – денежные суммы, которые нужно откладывать с выигранной стипендии месяц за месяцем (учтите: на этот фактор имеет влияние европейский кризис). Он планирует поездку на собеседование; волнуясь, отвечает на вопросы профессора на иностранном языке, возвращается на родину и ждет вызова в аспирантуру… Вероятность положительного ответа повышается, если и в опыте, и в мотивационном письме путешественника хорошо разработана практическая, прикладная часть.

За время учебы за рубежом путешественник успевает выучить несколько иностранных языков, освоить культуру принимающей страны от национальных рецептов до традиционных видов спорта, завести новых друзей как среди местных, так и среди таких же приезжих, вписаться в научное сообщество. И, конечно, путешествовать! Если он учится, к примеру, в одной из стран Шенгенского соглашения, виза позволит ему запросто объехать все остальные.

Итог: он не только становится исследователем мирового уровня, но и доказывает свою способность к осуществлению масштабных и сложных проектов – именно таким проектом и был его переезд. Вот только знает ли он новости российских вузов?

Любителю дальних странствий не стоит забывать, что и в России идет активная научная жизнь, и что в ней тоже вполне можно участвовать – хотя бы ради того, чтобы не превратиться в однобоко мыслящего западника.

Автор: Татьяна Карпеченко.

Понравилось? Поделись: