Являетесь ли вы гуманитарием

Анализ рукописей и текстов

Гуманитариев должны интересовать люди. Так что, на первый взгляд, гуманитариев немало: ведь возможность наносить добро и причинять пользу окружающим интересует многих людей. Да, правильнее было бы сказать: наносить или причинять вред – но те, кто увлечен возможностью помогать другим, часто просто не имеют времени ни на то, чтобы понять истинные запросы этих других, ни на то, чтобы по-настоящему понять себя.

Понимать человеческие запросы, понимать себя – это вполне гуманитарное занятие, не правда ли? И прежде чем подавать документы в гуманитарные вузы Москвы, надо бы со всем этим разобраться.

У писателей есть одно упражнение. Совершенно точно, что это упражнение выполнял Иван Сергеевич Тургенев. Прежде чем писать роман, он составлял характеристику на каждого персонажа. Как того зовут, как он выглядит, сколько ему лет, чем он занимается, какая у него семья, какой характер, каковы основные мотивы его поведения – и так далее, и тому подобное. Романы получались. Американские преподаватели писательского мастерства пошли дальше. Они рекомендуют составить характеристику на главного героя будущего художественного текста – не в полстранички, как Тургенев, а страниц на 50–60. И это будут еще не страницы самой книги (роман придется писать отдельно). Это такая подготовительная работа – давайте не спорить, лишняя или нет: скажем, вряд ли вы продавали сценарии Голливуду и еще менее вероятно, что Голливуд их у вас покупал…

Вот тут-то сразу и выяснится, интересуют ли вас люди.

Вы смогли бы вообразить себе человека со всеми его особенностями, странностями, мечтами, страхами, идеями и слабостями – и написать об этом содержательный текст совсем без «воды» объемом со студенческую дипломную работу?

Если да, то вы знаете людей. Вы захотели бы написать такой текст? Если да, то вас интересуют люди. А если не захотели бы? 

Разберемся, что за персонаж

Кому-то было бы жалко тратить 60 страниц и бог знает сколько времени на целиком вымышленного персонажа. Хорошо: как насчет текста о любимой бабушке, об отце, о друге, о прохожем, биографию которого можно попробовать сочинить? На треть – вы действительно захотите это написать. На другую треть – вы лучше что-нибудь сделаете для этих людей, чем попытаетесь их понять. На оставшуюся треть – вы стряхнете с себя навязанную роль биографа, ощутите себя человеком, живущим свою жизнь, и захотите думать о себе.

Если вы будете думать о себе в достаточной степени, вам – будущему учителю, психологу, социальному работнику – в меньшей степени грозит профессиональное выгорание (burnout). Если вы хотите что-то сделать для людей, вы – из тех «очевидных гуманитариев», кто хочет творить добро (и еще раз перечитайте первый абзац). 

Если вы захотите по-настоящему понять других и себя, уделить этому много времени (60 страниц можно и не писать, а людей придется изучать всю жизнь) – и готовы к тому, что другие не просто будут на вас не похожи, а еще и мотивация, и жизненные приоритеты у них будут отличаться от ваших, и то, что вы о них узнаете, может вам не понравиться, не соответствовать вашим жизненным ценностям, но это вас не остановит… Если так – вы прошли тест на гуманитарность.

Если не так – возможно, вы идеалист. Тогда столь же тщательно, как стопроцентные гуманитарии изучали персонаж, проанализируйте свои идеалы – а также можете ли вы (и имеете ли право) убеждать в них тех людей, которых вы так и не поняли.

Автор: Татьяна Карпеченко.

Понравилось? Поделись: