Нелинейное образование

Абитуриенты на обучающем занятии

В деталях процедура поступления в вуз за рубежом известна в основном самим студентам, рискнувшим учиться так далеко от дома. Да и они, ограничиваясь какой-нибудь одной страной, не стремятся знать требования университетских приемных комиссий по всему миру. В одной статье всех подробностей тут и не охватить, нет смысла даже начинать. Зато вполне можно попытаться отвлечься от частностей и ответить на принципиальный вопрос: почему поступить в заграничный вуз в принципе бывает так сложно?

Как ценится аттестат о среднем образовании в России за рубежом?

Можно подумать, что российский аттестат о полном среднем образовании зарубежным приемным комиссиям не нравится, ведь они не принимают его “as is” – как есть. Но с ним – самим по себе – всё в порядке, он хороший, даже очень! Просто в школах многих стран учатся не 11 лет, как у нас, а 12–13 (Великобритания, Германия, Ирландия, Испания, Канада, Нидерланды, Новая Зеландия, Франция, Чехия и т. д.), и один этот факт механически приводит к необходимости доказывать, что российский тинэйджер тоже учился в школе, как и его иностранный собрат-абитуриент.

Естественная разница программ по гуманитарным предметам (в каждой стране – своя история, своя литература, свой родной язык) в данном случае имеет значение только во вторую очередь. Судите сами: будущий студент-гуманитарий и будущий студент-естественник (который изучал, скажем, примерно такую же биологию, что и вы) почти всегда проходят одинаковые процедуры, чтобы заслужить право усесться на студенческую скамью разных факультетов одного и того же иностранного университета.

Поэтому не стоит воспринимать происходящее кое-где увеличение срока учебы в школе (недавно, например, в Туркменистане он удлинился как раз до 12 лет) как меру, призванную искусственно не выпускать старшего школьника во взрослую жизнь. Это – всего лишь маленький шажок в сторону справедливой международной унификации требований к абитуриентам! И тут неважно, насколько скучно в школе самому двенадцатикласснику.

И вообще аттестат называется аттестатом далеко не в каждой стране. Простое различие названий этих документов заставляет нас вообразить бездну различий! Zeugnis des Gymnasiums (Австрия), Diploma van secundair onderwijs (Бельгия), Diploma o zavrsenoj srednjoj skoli (Босния и Герцеговина) – прямо не верится, что везде школьное дважды два равнялось четырем! Вот и приемным комиссиям, наверное, не верится.

А разница в количестве учебных лет тем более заставляет профессуру сомневаться в самом качестве школьного образования страны, из которой прибывает тот или иной студент. Ведь и исследования есть соответствующие, где государства выстраиваются в очередь: первые в списке – те, что учат хорошо, а последние – те, что учат плоховато…

Универсализм и подход Европы

С другой стороны, заведомо указывать на низкое качество образования школьному выпускнику из любой страны было бы просто некорректно и некрасиво. Совет Европы упорядочил эту ситуацию. Несмотря на то, что в среднем, чтобы тебе поверили насчет школы, ты должен проучиться 2 года еще и в вузе – тоже пока на родине, для большей точности страны разделили на 4 группы. В одной группе взаимно признают аттестаты, в другой – документы об образовании признают частично, в третьей – взаимно признают дипломы, и в четвертой – документы об образовании этих государств в Европе не признаются. С ходу можно предположить, что Россия относится ко второй группе. Так оно и есть на самом деле!

В разные годы государства (опять же – не все подряд государства) подписывали разные документы, призванные сблизить национальные системы образования: в 1953 году – конвенцию Совета Европы об эквивалентности дипломов, в 1997 году – Лиссабонскую декларацию о признании квалификаций в области высшего образования внутри Европейского пространства и т. д. Подобные крупные соглашения в итоге и приводят к стратегическим изменениям вроде Болонского процесса. Они делают свое полезное дело, облегчая иностранцам академическую мобильность, однако не могут преодолеть многих издавна существующих сложностей.

Так, очень трудно найти страну, где процесс образования выстраивался бы линейно хотя бы для ее граждан, а не то что для иностранных абитуриентов! Британская «путаница» между сертификатом A-level, дипломом International Baccalaureate и сертификатом University Foundation Programme, каждый из которых ведет приезжих из-за рубежа к одному из вариантов получения высшего образования в этой стране, на самом деле более типична, чем относительная стройность российской системы образования. Чего только не бывает на свете: есть даже страны, где каждый штат выдает аттестат собственного образца!

Всё это учит нас пристально рассматривать сложившуюся ситуацию и искать необычные возможности. Так, Ирландия расположена где-то сбоку Европы, что не мешает россиянам ежегодно отмечать ее национальный веселый праздник – день святого Патрика. Желающим поехать учиться в сторону Туманного Альбиона – и при этом сэкономить – как раз можно рекомендовать ирландские вузы. Или взять Беларусь: ее образовательный взаимообмен с Россией определяется не общеевропейской политикой, а, скорее, просто добрососедскими отношениями двух государств. Даже тот факт, что на родине наши выпускники сдают ЕГЭ, а белорусские – централизованное тестирование, препятствием для поступления 2000 россиян в вузы Беларуси (а 20000 белорусов – в российские) не стал. Подготовиться к экзамену соседней страны – это реально. На май намечена совместная коллегия, которая должна внести больше ясности в этот вопрос.

Неважно, что во французской Сорбонне можно учиться бесплатно: это не должно задерживать нас исключительно на традиционном выборе (Великобритания, Франция, Германия и США). Мир образовательных возможностей гораздо шире! Имеет смысл следить даже за единичными соглашениями, дающими шанс стать студентом университета в какой-нибудь совсем необычной стране. Если поступить удастся – прекрасно. А если и не поступите, так повторите географию – и расширите кругозор хотя бы заочно!

Автор статьи: Татьяна Карпеченко

Понравилось? Поделись: