Профессии требующие психического и физического напряжения

Просьба понять, что фраза «Живут студенты весело от сессии до сессии» – это такая бодрящая присказка. И не стоит судить о своем будущем по тому, какие предстоит сдавать экзамены и красиво ли выглядит ограда территории выбранного вуза.

Универсалы и спецы

Кто точнее определит самый трудный факультет в своей альма матер: студент университета – или студент специализированного высшего учебного заведения? Правильно, второй. Почему? Пока в университетах географы непонимающе косятся на юристов, а юристы – на географов, студенты строительных вузов уверенно заявят, что факультет промышленного и гражданского строительства – самый сложный в их альма-матер. Придет ли в голову географу при взгляде на юриста мысль о международном праве? Спорный вопрос. Строители же знают, что они потенциально – команда, и учатся уважать будущих коллег. (Всё это, конечно, не означает, что в университетах учиться легко.)

В обучении высокотехнологичным специальностям (и специальностям, в принципе связанным с техникой и технологиями) звание самого сложного факультета становится почетным переходящим. Сегодня самая высокая нагрузка на одном, завтра – на другом.

Но есть бесспорные лидеры.

Для смельчаков

Сложными факультетами традиционно считаются математический, механико-математический, физический. Представляете ли вы себе, что напишете там курсовую или дипломную работы? А почему бы нет?

Не пугайтесь, что вы абитуриентка, а среди представителей прекрасного пола мехматы слывут «неженским делом»! Одна женщина-математик вспоминала, как пошла наперекор хору родственников-скептиков: «Подруги моей бабушки говорили, качая головами, “математика сушит”. – “Ой, сушит, – качали головами и остальные бабки, – ой, сушит”». Да, трудного много. Непросты теоретическая механика и уравнения математической физики. Но если вы испугаетесь и ударитесь в другую крайность, поступив учиться на библиотекаря, вас поймают и заставят проходить библиометрию (смесь математики и библиографии).

Не расслабляйтесь, раз вы талантливый молодой человек и за вашими плечами – удачные попытки собирать радиоприемники, а несколькими годами раньше – пускать по воде бумажные кораблики. В политехнических вузах радиотехнические факультеты не на последнем месте по степени сложности – и вновь из-за обилия математики! А поступите в морской вуз – вас там уже ждет предмет строительная механика корабля, кораблестроительный факультет, полундра! Абитуриентов-«технарей» обоего пола принято пугать сопроматом (cопротивление материалов), но его, говорят, выучить реально. Оценивайте ситуацию адекватно.

Не вздумайте прогуливать, если в расписании очередного семестра будет значиться cхемотехника. Будьте начеку, когда вам объявят о некоей ПТИЦА (прикладные теории цифровых автоматов). Серьезно отнеситесь к физфаковским спецкурсам.

А в физтехе вы станете самыми отважными и умными, если осилите учебу на факультете общей и прикладной физики. В этом вузе легких предметов почти нет.

Отличительная черта начертательной геометрии

Разве бывает, что школьный преподаватель рисования и черчения, любя рисование, не любит черчение? Еще как! Что уж тогда говорить о вашем отношении к циркулям и линейкам. Учителя черчения, любящие свой предмет, могут поставить дело так, что он не останется на одной ступени с малопопулярными, увы, изобразительным искусством и музыкой, а заставит школьников потрудиться. Почему? Одна из причин – обязательность начертательной геометрии в технических вузах.

«Начерталка» трудна для девушек, потому что не всем из них хватает пространственного воображения. И в то же время чертить – по сути, такое же медитативное занятие, как шить, вязать и вышивать. Кому-то нравится, кому-то – скучно.

Скорость студенческих реакций на реакции химические

Химия. Главная особенность – с наскоку тут никак. Нужно выполнить массу лабораторных работ и тщательно записать всё, что вы сделали. Не любите «возиться в грязи»? Химия без вас проживет, ей такие не нужны.

Борьба в джунглях

Вы биологи? Хватайте сачок и следите за конкурсом и количеством мест. Чем меньше студентов-биологов выбирают то или иное направление специализации, тем их больше будут любить преподаватели – и охотнее помогут им учиться. На биофаке важно не оказаться предоставленным самому себе. Это не место для самообразования: здесь важно получить фундаментальные знания.

Юные генетики, специалисты по биологии беспозвоночных (эту специализацию выбирает, как правило, сильный пол), биохимики – все они, видимо, начитавшись Дарвина, будут демонстрировать острые клыки и нескрываемое желание заниматься своим предметом, отпихивая локтями зазевавшихся неагрессивных однокашников.

Цель хорошего биолога – двигать науку. Без написания научной работы это невозможно. (А процесс написания научной работы не любит почти никто, вне зависимости от факультетов и специальностей.)

Есть объективно трудные предметы. Сложная, плотная программа у курсов цитологии и гистологии. Нелегко понять молекулярную биологию, много возни с доступными уму органической химией и эмбриологией.

А если вы решили мило изучать милых бабочек, то не думайте, что так уж мило познаете сравнительную физиологию и морфологию членистоногих. Учебник Проссера в трех томах, учебник Беклемишева… Вы смогли бы сдать в одну сессию экзамен по собранию сочинений Пушкина?

А кстати, как поживают гуманитарии…

Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей

В последние полвека модно профессионально заниматься лингвистикой, и выбирают этот путь вроде бы как изнеженные дети из хороших семей. Знайте: и они идут на немалые трудности.

Parlez-vous Franais? Да? Тогда вам нужно воспринимать все предметы (кроме физкультуры и русского) на французском – это при том, что в вашем доме говорили всё-таки по-русски. А один курс – курс так курс теоретическая фонетика французского языка. Толстенный учебник. Написан французским языком. Его надо запомнить. Какие звуки, и как образуются, и на какие группы делятся, и еще кучу информации про эти звуки!

Увидев перед собой «готового переводчика», вспомните, как старательно он учился, и не обращайте большого внимания на внешний лоск, свойственный людям этой профессии.

Доктор Живаго запонок не носил!

Не зная об этом, зато зная о существовании большого конкурса в инязы и большого ажиотажа вокруг таких вузов, абитуриенты ищут обходные пути – якобы легкие. Например, поступить на факультет русской филологии педвуза с одним, а не двумя иностранными языками, чтобы потом этот один иностранный подучить на факультете дополнительных педагогических профессий – и вроде бы как тоже переводчик готов!

«Великие комбинаторы» не догадываются, а если и чуют, то слишком смутно, как много художественных книг на русском языке им предстоит прочитать (и это при том, что интенсивнее «литераторов» трудятся «русисты», которые дружно боятся старославянского языка). То в семестр, а то и в месяц – 60 по отечественной литературе, 60 по зарубежной. И не забудешься ведь с романчиком. Потом спросят тебя: «А какие были запонки у Юрия Живаго?» После чего попросят предъявить рукописный читательский дневник. А в инязах тем временем люди будут читать зарубежную литературу в столь необходимых им подлинниках…

Осторожно, дети!

В педвузах есть весьма интересные факультеты. Например – коррекционной педагогики и специальной психологии. Самый трудный там предмет – нейрофизиология. Наблюдается закономерность: вне зависимости от конкретного факультета педагогических вузов там сложнее с естественно-научными и психолого-педагогическими дисциплинами, чем с предметными. Первые либо довольно просто сдать, но трудно понять за невообразимо короткое время (как ту же медицину на первом курсе), либо действительно не так-то просто отчитаться в их усвоении, если дело поставлено как надо.

Исторические дисциплины

Встречаются они в самых разных вузах. Скажем, история математики изучается отнюдь не на истфаках…

А как быть с факультетами и вузами, где истории традиционно много? Принцип здесь такой: что-то зависит от преподавания, что-то – от вкусов студента. Нравится вам только один период – страдайте при изучении всех остальных. Понимаете все эпохи – хорошо.

При этом есть риск, что и конкретная эпоха не понравится вам и однокурсникам, и объяснят всё про нее плохо – не будет стимула к самообразованию. Тогда воспитывайте силу воли – и занимайтесь сами. Учитесь отбирать литературу, определять, мнение какого великого ученого по рассматриваемой теме авторитетнее всего – и что думали его оппоненты. А думать они могли и о типах топоров в материально-бытовой культуре России, и об истории дипломатии…

Для кого-то ни одна эпоха трудности не представляет – знать бы факты, даты! А даты почему-то хорошо запоминаются как раз не на истории. В памяти накрепко утвердится год взятия Рязани Батыем и прочие события истории Руси, если на каждое прочитать по соответствующему произведению древнерусской литературы. Но читать произведения древнерусской литературы – это отдельная песня.

Вероятность столкновения со студентом на улице

А что за рубежом? В заграничных университетских городках действует особый критерий, какого не выдумать пассажиру московского метро. Русскоговорящая студентка немецкого университета признается, что у них самый трудный факультет –юридический (и не зря, скажу честно), уже хотя бы потому, что по всему кампусу сидят прилежные юристы с характерными кирпичеобразными сборниками законов ярко-красного цвета и учатся-учатся-учатся. Их можно встретить в любом кафе, даже за тридевять земель, у инженеров (потому что там никого из своих не встретишь, можно спокойно заниматься). Мы, юристы, тщательно поддерживаем свой имидж трудоголиков: постоянно ноем, как нам тяжело и плохо. На самом деле, учеба не такая уж и сложная. Но зато потом нас ждет убийственный госэкзамен и перед ним где-то полтора-два года плотной подготовки.

Правда, медикам ещё тяжелей. Их нигде не встретишь: сидят дома и занимаются. Насчет психологов мнения расходятся, но вроде не так уж у них и страшно. Все остальные – бездельники!

Ни трансцендентно не поймешь, ни имманентно

Из колыбели философов – Германии вернемся в философски настроенную Россию. Думаете, философам легко? Их, не задумываясь, называют отстраненными, но на их факультете столько предметов и спецкурсов, что особо не отстранишься. Самый грозный предмет – философия науки и техники, интересно преподнести ее сложновато, а если рассказывают неинтересно, то скука неизъяснимая и борьба со сном – увы, неравная.

Если поначалу просто…

Относительно легко учиться кинодисциплинам. Вообразишь себе, что самая сложная «наука» – скажем, сурово преподаваемая история кино, а потом педагог решит: у каждого свои вкусы, своя любимая эпоха, свой любимый режиссер, и рассказ о чем-то другом не выявит способностей студента в должной мере… «Так что ты готовил? Это и отвечай!» Но, с другой стороны, в мире кино большая конкуренция – поэтому, отучившись, важно чувствовать себя уверенно, а «халява» такой уверенности не даст. Да и не все готовые фильмы назовешь хорошими.

Главное – какой хвост!

А теперь сравните перечисленные трудности. Какие из них вы всё-таки выдержите, а какие были бы бесполезной мукой? Впрочем, по каждому предмету несколько студентов в группе получают за экзамен «удовлетворительно» (или даже «двойку» – и пересдают «хвосты»). Если вы серьезно представите себе будущую профессию, трудностей никак не избежать. Но вы ведь ничего не боитесь? Вы сильны – и станете еще сильнее?

Понравилось? Поделись: