Быть или не быть дизайнером

Валенсия

Мы провели опрос о вузах. Нет, не о том, какой популярнее. Однако были заданы настолько же естественные вопросы. Мы расспрашивали знакомых о вузах как о зданиях.

Ведь институты и университеты – это тоже дома. 
Ведь на первых своих рисунках мы рисовали домик с трубой. 
Ведь нам приятно жить в красивых квартирах и работать в стильных офисах. 
Ведь мы вообще обращаем внимание на внешность!

Но вот мы выбираем вуз. И нас редко смущает, что команда блестящих ученых преподает в ветхом здании… 
(Читайте часть I, «Дизайн Light», в которой мы созерцаем сложившийся дизайн среды.)

Но вот мы выбрали вуз. И нас редко посещают мысли по-хозяйски отнестись к этому дому. К этому полустанку между отремонтированной квартирой и европейским офисом?
(Читайте часть II, «Дизайн Strong», в которой… Еще немного – и мы создадим свой дизайн!)

Вы также можете выбрать учебное заведение в разделе сайта "Вузы дизайна, культуры и искусства Москвы".

Студенческие годы – для многих самое счастливое время. Такое счастливое, что на здание вуза и не смотришь. Или смотришь? Как посмотреть…

Часть I. Дизайн Light

Недавно, прогуливаясь где-то в районе Филевского парка, я заметила симпатичный домик – этакий дом культуры… Уютно-наивный, прелесть! 

Подошла поближе, чтоб разглядеть необычную типографику надписи над входом и… обнаружила, что в этом вроде бы забытом всеми месте сейчас размещается довольно престижный художественный вуз, где есть факультет, аналогичный тому, на котором учусь я. Вдруг почему-то начало казаться, что в моем хваленом университете плохо учат, что нужно срочно переводиться… Однако этот пыл резко угас, когда, придя домой и заглянув в Интернет, я узнала, что как раз нужный мне факультет находится в другом здании (до которого, кстати сказать, было бы даже удобней добираться).

Что это было? Неужели эстетическое восприятие окружающего мира настолько сильно в нас, что может стать поводом для такого ответственного поступка – выбора вуза?

Как выяснилось из проведенного нами опроса, категория эстетическое в разговоре об альма матер вызывает живой интерес. И даже, наряду с банальными «рядом с домом» и «у папы знакомый в приемной комиссии», выступает одним из факторов, который может повлиять на выбор института. Причем действует этот фактор подспудно. Человек, как правило, вообще не отдает себе отчета в том, что обращает внимание на «подобные мелочи». Поэтому часто именно тяга к прекрасному становится последним и… решающим фактором в выборе между, допустим, двумя в одинаковой степени подходящими вузами. 

На самом деле тут нет ничего странного, так как эстетическое чувство в людях чрезвычайно развито и с древнейших времен проявляет себя почти в любой их деятельности. А в некоторых важнейших жизненных случаях становится даже определяющим. Например, меня всегда удивляло стремление мужчин выбирать себе спутниц жизни именно по этому – эстетическому признаку. Какой объективный толк от красоты? И ведь внешняя красота вовсе не синоним физического здоровья, которое необходимо матери и хозяйке…

Дизайн-проект зданийВ случае же с выбором вуза натиску эстетического чувства больше подвержены как раз девочки. Во всяком случае, они готовы в этом признаться (в чем, видимо, и состоит равновесие в природе и в мужской и женской психологии: эстетическое начало делится между полами поровну, но только проявляет себя в разных случаях). 

Другое дело, что понятие о красивом у каждого свое: одному подавай дворец с мраморными колоннами, а у другого «избушка на курьих ножках» будет задевать самые тонкие струны в душе... Одно и то же здание МГУ, как выяснилось из нашего опроса, может вызывать самые разные эмоции: восхищать и вдохновлять – либо, напротив, подавлять. Кого-то угнетает отсутствие помпезности здания, а кого-то – сама помпезность. И ассоциации, соответственно, эти здания рождают самые разные: от теплых и нежных, как домашние тапочки, до самых патетических («Сталинский ампир… строили в 1949–1953 гг. Красиво… Любовь:)… Лепота… Гордость…»). Влиять же на эстетическое восприятие здания вуза могут самые различные моменты: от панорамы экстерьера до мельчайших нюансов внутреннего убранства (оттенка краски стен, облупившейся в углу штукатурки)…

А эстетическое чувство есть у каждого. Даже у того, кто «не привык руководствоваться им в принятии серьезных решений». И очень хорошо, если в течение ближайших пяти лет после поступления вас не будет ежедневно мучать мысль, что «всё-то тут не так, как надо». И очень плохо, если спустя два года после поступления в медицинский вы поймете, что падаете в обморок от одного вида крови, хотя белый халатик вам весьма и весьма к лицу.

Анна Куцелёва, культуролог, дизайнер

Часть II. Дизайн Strong

Меня увлекла возможность изучить результаты опроса, чтобы почувствовать дизайнерское начало в каждом человеке. Пусть даже безотчетное: и стены бы подновить – и в другое здание бы переехать, уютно учиться – неуютно учиться… Захотелось подхватить эти, порой банальные, мысли и развить их – отбросив драпировку дизайна, но по-дизайнерски мощно. 

Ведь strong design – это еще и прочная конструкция, мощный план. План действий. 

Ведь в ком-то эти мысли становятся настолько сильны, что руководят фантазией и действием. Они подстегивают развитие художественных способностей и заставляют постигать технологические премудрости. День и ночь чертить и мастерить. Наконец, отрываться от проектов – и доносить их смысл до заказчика. И вот замысел воплощен. И люди видят красоту.

А в ком-то другом эти мысли ни во что большее не переходят.

Пусть не выступали архитектор с дизайнером перед тем курсом, который первым учился в здании вашего института, пусть не объясняли, что они хотели сказать этим архитектурой и дизайном этого здания, но и этот курс, и нынешние студенты – тоже «заказчики» здания вуза. А заказчик всегда формулирует свои пожелания и высказывает их.

«Эээ... наверное, консервативный»

Во многих институтских двориках стоят памятники. Кому – все студенты помнят. Кто скульптор – уже не все. Кто архитектор родного факультета, знают и вовсе единицы. В «культурное избранное» каждого эти сведения не включены. Отдельно существуют музеи («заповедники культуры»), отдельно – любимые клубы, кафе, книги и фильмы. Отдельно – и совсем уж сиротливо – архитектура и дизайн альма матер. А как насчет того, чтобы естественным образом видеть культуру там, где она есть? (Пока есть.) Ведь это же очень интересно!

В чем содержится культура, если мы говорим о вузе, – как это определить? В здании, облепленном колоннами? В людях? В воздухе? Участники опроса признавались: «факультет “на Сухаре” сохранил отчасти, совсем чуть-чуть, атмосферу старой Москвы (тут даже Шаляпин выступал когда-то)»; «здание старое, атмосфера поэтому какая-то особенная была»; «не само здание рождает настрой, а всё вместе: атмосфера, преподаватели, студенты, но возможно – отчасти и само здание. Оно было органичным со всем перечисленным. Изъяны, конечно, были – чувство какой-то несовременности»; «для меня существует особая университетская аура, которая с годами не меняется»; «просто в этой развалюхе был какой-то особый колорит». Люди пытаются мысленно отделить здание вуза от своей веселой и душевной компании. Компания покидает институт – аура остается в здании вуза. Чудеса!

Серьезно говорили об ауре традиций. «Вот здание, его построили еще при Лобачевском. Вот лаборатория, в ней работал Завойский, который мог получить Нобелевскую премию… В этом дворе арестовали Велимира Хлебникова». Как уверяет повидавшая мир выпускница, также «стоит посмотреть на опыт Европы с ее университетскими городками... Просто чудесные там места!» Один из участников опроса, закончивший вуз в этом году, считает: «Здание должно быть историческим, а не новоделом на Речном вокзале или в Выхино. Хорошая попытка создать такое – здание МГУ».

Университеты еще называют «храмами знаний». По ассоциации с самыми настоящими храмами. Когда мы смотрим на религиозное сооружение, мы понимаем, что это далекий потомок первых религиозных сооружений соответствующего культа. Когда мы смотрим на храм знаний – всегда ли мы вспоминаем первые университеты в Европе и Марокко? Вероятно, это полезно вспомнить, представить себе. Какие тогда были студенты. Какие преподаватели. Какие аудитории, парты и скамейки. Как разноцветно светило солнце через витражи… А сейчас скрылось за осенними тучами 2005 года.

Отличное понимание дизайна – это еще не дизайн!

«Вообще пространства хватало…»

Мы попросили описать здания вузов. Вузы оказались в основном серыми, но иногда желтыми, а описания – будничными, но иногда стилистически интересными. Кстати, раз уж многим из вас предстоит вступительный экзамен по русскому языку, можете потренироваться. Определите, какие здесь стили речи и средства выразительности: 

  • «пространство путалось окончательно, несколько лестниц вели в тупик, этажи, из-за увеличенной высоты потолков, путались. Из двери, которую не сразу и заметишь, мог вылезти человек в белом халате и доложить о ходе футбольного матча»;
  • «здесь, собственно, была трибуна активной общественной деятельности студентов»;
  • «здание Каро Алабяна на Миуссах (классицизм конца XIX в. в худших традициях Тона, но приятственно перестроенный и внутренностями хорош»;
  • «старый белый кирпичный прямоугольник о 4 этажах тоскливой стандартной советской постройки»;
  • «Казанский университет является комплексом различных зданий»;
  • «куча (в общем-то, отличных по стилистике) зданий посреди парка, состоящего из тополей и потому невыносимого летом».

Самые внимательные из вас заметили в некоторых примерах смешение стилей.

Проект зданияНа первый взгляд, нет ничего криминального в том, чтобы так говорить о дизайне. Да хоть как! Пусть нитки торчат… Вспомните передачу «Квартирный вопрос»: семья входит в отремонтированное пространство и теряет дар речи: «А!.. Э!..». Никто же не требует от героев телепрограммы, чтобы они соперничали в ораторском искусстве с ее ведущими.

А теперь вспомните первоклассников. Их учительница очень строго требует составить рассказ по картинке. По простенькой картинке – простой такой рассказик…

Все наши собеседники оказались куда более красноречивы, чем счастливая семья из «Квартирного вопроса», но – парадокс! – отстали от первоклассников. Картинка-то усложнилась. На ней – здание альма матер.

Если составлять пропорцию, рассказ об альма матер должен быть настолько же великолепным, как здание МГУ! (Или как здание МГУ на Моховой, о вкусах не спорят.) 

Если составлять пропорцию, в 1 классе мы все должны уметь составить простой рассказ по простой картинке, а на I курсе – сложный рассказ по сложной «картинке». Не должны? А когда – в 90 лет?

По моему скромному мнению, было бы хорошо, если бы студенты захотели уметь говорить об архитектуре и дизайне (точно так же захотели, как хотят фотографировать интересные домики и смешные вывески цифровыми камерами). И неважно, что этого никто не требует. И необязательно учиться на дизайнера, чтобы перестать примерять чужую речь. И – предупреждаем: говорить о профессии дизайнер сложно, потому что дизайн – это сложный мир!

Отличная речь о дизайне – это еще не дизайн!

Только и делали, что вдохновляли на подвиги

Вдохновляют ли стены института на профессиональные подвиги? Так звучал один из наших вопросов. Ведь люди поступают в институты с чувством доверия – и к качеству будущих знаний, и, пусть на десятом месте, к качеству институтских зданий. И в этих качественных зданиях они должны заниматься продуктивной деятельностью. А то уж очень много разговоров.

Большинство не вдохновилось. Только один ответ о стенах вуза (воспринятых буквально) стал исключением: «Я каждый раз думаю, что покрасить бы их неплохо». А что? Подвиг. 

Самые красивые стены оказались в одном художественном вузе: на них висят «красивые фрески (курсовые монументалистов) – копии шедевров прошлого. Они действительно вдохновляют». Чем же украсить стены других институтов? Косметический ремонт – легко! Дизайн!

Как заметил один молодой человек, «институтское здание – это все-таки пространство, отгороженное от внешнего мира. И чем занимательнее будет это пространство, тем больше студент погрузится в науки».

Конспектировать лекции – это еще не дизайн!

«Загадочный, как сама наука»

Занимательное пространство… Согласитесь, удобно слушать преподавателя в главной аудитории большого светлого здания. А спорить на практических занятиях – в помещении в духе ИКЕА или типичного офиса (но Gaudeamus там уже не споешь). Мы спросили, в каком здании мечтали бы учиться наши респонденты. 

Общеизвестно: многие отдают сейчас предпочтение прикладному высшему образованию. Учиться бы таким людям в вузе, похожем на офис, – не тут-то было! «Практики-прикладники» мечтают о здании традиционном и величественном, о вместилище фундаментального знания. Если все же и находятся среди них любители авангарда, то привлекает их не вуз-офис, а «необычная по форме, полностью застекленная свечка». Корпоративный дух победил? Только не в институте. Это «должен быть “Остров свободы”, т. к. до Кубы нам не добраться». Пусть там будет зимний сад, где стоят «большие шахматы, как в санатории. Чтобы каждая фигура была размером с бутылку питьевого йогурта». Расслабляющая атмосфера – на перегоне между школой и карьерой… (Это при том, что стало принято поступать на вечернее отделение, а день посвящать работе.)

Начали с созерцания – к созерцанию и вернулись…

Чем больше обо всем этом размышляешь, тем нужнее кажется несуществующая специализация. Такой человек будет не столько профессионально любоваться вузовскими зданиями, сколько действовать. Он спровоцирует яркий диалог разных художественных вкусов разных студентов и разных преподавателей. Он синтезирует и учтет все эти вкусы. Он сделает так, чтобы все и всегда чувствовали и осознавали, что альма матер – это храм науки и потомок первых университетов мира, здание которого никоим образом не выпадает из культурной парадигмы – ни нашей личной, ни общепринятой. Он сформирует общественное мнение о дизайне вузов и введет моду поступать только в красивые институты и не писать там на партах. Он разработает идеальную организацию учебной среды вуза – такую, что всем остальным останется только сесть за учебники и получить образование. 

Может быть, он – это вы?

А если ваша профессия станет массовой – вот это будет дизайн!

Автор: Татьяна Карпеченко

Понравилось? Поделись: