Высшее образование в Соединенных Штатах Америки

От редакции: Сами россияне привыкли считать те или иные отечественные вузы сильными и престижными, и это справедливо: учат там качественно, выпускники чувствуют себя знающими людьми, способными уверенно работать (а кое-где и просто команда КВН хороша). Но одних подобных ощущений, если руководствоваться мировыми критериями, мало. Чтобы вуз занял строчку в первой десятке того или иного глобального рейтинга, планете Земля нужны зримые доказательства. Какие? Это высокий индекс цитирования сайта вуза в Интернете и большое количество ссылок авторитетных ученых на работы его преподавателей; это мировые бренды, основанные выпускниками вуза, и революционные изобретения, ими совершенные; это выпускники вуза на крупных политических должностях. Впрочем, богатый внутренний мир, присущий российским специалистам и магистрам, такими рейтингами не учитывается. Хотите окончить отечественный вуз, а потом без формальных проблем считаться профессионалом мирового уровня? Если просто быть таким профессионалом, а также всем сердцем признать Болонское соглашение, то этого всё еще недостаточно. Нужно привыкнуть к иному образу мышления: согласно ему, ни бледные брошюрки межвузовских сборников тиражом 500 экземпляров, ни душевные студенты погоды не сделают. Дабы помочь своей альма-матер взобраться на ступеньку выше в общем списке, переключайтесь во всемирный масштаб. Ближе познакомиться с этой точкой зрения поможет статья нашего бывшего соотечественника, ныне живущего в США. Принимать ли ее как руководство к действию? Решать вам.

Американское высшее образование, как я считаю, лучшее в мире. Почему? Давайте вспомним, какое изобретение не так давно изменило картину мира и в какой стране учились его изобретатели.

Речь об Интернете. Первоначальная версия программы, которая легла в его основу – протокол TCP/IP, – была написана студентами университета Беркли (США). Конечно, TCP/IP – это только малая часть Интернета. Начало реального Интернета связано также с Массачусетским технологическим институтом (Эм-Ай-Ти). И сама праидея (1960-е гг.) всемирной паутины – о запасных каналах связи для надежной передачи сообщений в экстренных условиях войны – тоже американская; затем разработки ученых-оборонщиков из Пентагона были рассекречены и переданы в гражданскую сферу.

А в Интернете есть Google – самая эффективная система поиска. Два математика, основавшие одноименную знаменитую компанию, начальный успех которой объясняется только их научными идеями, окончили именно американский университет, Стэнфорд (и неважно, что один из них, Сергей Брин, родом москвич). Поищите-ка в Google некоторые сведения:

  1. Количество нобелевских лауреатов по естественно-научным направлениям, окончивших именно американские университеты. И сравните их с аналогичными данными любой другой страны.
  2. Число патентов, зарегистрированных американцами с высшим образованием, по сравнению с любой другой страной.

Сведения о лучших американских вузах каждый год меняются: ранее малоизвестные научные школы не самых престижных университетов становятся лидерами. Благодаря этому происходят и перестановки в рейтингах.

Вузы-лидеры

Вузы лиги плющаАмериканский Гарвард (третье место в рейтинге Webometrics) – старейший из всех североамериканских университетов. Он основан в 1636 году и старше Московского университета на 119 лет. Соответственно, американская система высшего образования старше российской.

Этот университет входит в так называемую Лигу плюща (Ivy League), объединяющую 8 старейших университетов восточного побережья. В ней состоят – если смотреть с севера на юг:

  • Дартмут (штат Нью-Хемпшир),
  • Гарвард (Массачусетс),
  • Браун (Род-Айленд),
  • Йель (Коннектикут),
  • Корнелл (Нью-Йорк),
  • Коламбия (Нью-Йорк),
  • Принстон (Нью-Джерси),
  • ЮПен (Пенсильвания).

А если смотреть на хронологию, то они появились, от Йеля до Корнелла, с 1701-го по 1865-й гг.

Формальное объединение университетов в лигу состоялось по случайному признаку: в их спортивных командах – так они договорились – позволено играть только любителям, туда не нанимают профессиональных спортсменов. Но все всегда прекрасно понимали, что это объединение тех университетов, где готовятся кадры наследственной американской аристократии. Да, в США, где нет ни графов, ни баронов, ни герцогов, выпускники старейших университетов Восточного Побережья долго чувствовали себя… аристократами – считая, что они ближе к Богу, чем другие люди. Университеты будущей Лиги плюща основали священники (взять хотя бы самого Джона Гарварда), первые студенты изучали теологию как главную науку, а через двести лет выпускники писали стихи о том, что только питомцам знаменитого университета дано право говорить с Богом напрямую. Бог – а потом сразу же те, кто окончил Гарвард! Несколько столетий Гарвард и правда принимал на учебу прежде всего детей тех, кто окончил Гарвард, Йель – детей тех, кто окончил Йель…

И это сказывалось на уровне образования, а также на социальных амбициях выпускников. К примеру, политическая элита демократической Америки почти всегда состояла из выпускников университетов Лиги плюща. 

Западный берег полон решимости догнать и перегнать Лигу плюща. Посмотрим, что из этого выйдет. Лучшие вузы Калифорнии: 

Они по праву гордятся своими научными достижениями – и своими нобелевскими лауреатами, которых больше всего в Стэнфорде.

Эм-Ай-Ти в Лигу плюща не входит, хотя расположен рядом с Гарвардом, да и сам, по рейтингу Webometrics, является лучшим вузом планеты.

Этот технологический институт основал вовсе не священник – а химик, физик и геолог Уильям Роджерс, и не для изучения богословия, а для удовлетворения потребности быстро растущей промышленности молодой страны в инженерах-исследователях. Инженерия аристократическим занятием не считалась, а инженерный вуз не считал себя духовным центром и не учил своих студентов быть духовными лидерами нации. Над студенческими кампусами университетов Лиги плюща возвышались шпили величественных соборов – а в Эм-Ай-Ти никаких соборов никто не строил.

Калифорнийский вузВ середине XX в. стиль Лиги плюща изменился. Она перестала пестовать аристократов и раскрыла двери студентам всех цветов кожи и всех религий. Китайцы и африканцы, евреи и индусы – кого только не встретишь в аудиториях этих университетов! Так что сегодня любой университет Лиги представляет собой, скорее, оплот радикального либерализма с социалистическим уклоном. Скажем два года назад, президент Гарварда Лоренс Саммерс был изгнан со своего поста за его слова о том, что женщины хуже играют в шахматы и среди них меньше математиков и физиков. Ретрограда прогнали феминистки, президентом Гарварда стала женщина, Дрю Джилпин Фост. (Так что Барак Обама, один из претендентов на пост президента США, окончив Гарвард, получил вполне левые социалистические убеждения.)

Теперь консервативнее выглядит уже Эм-Ай-Ти: там ведь люди в основном формулами интересуются, а не лозунгами.

Как Лёня из Москвы обошел Билла Гейтса

Есть бостонская шутка: «В Эм-Ай-Ти не умеют читать, а в Гарварде не умеют считать».

Она не вполне справедлива. В техническом Эм-Ай-Ти есть и гуманитарные факультеты, а математический факультет гуманитарного Гарварда, один из лучших в мире, как раз состоит из людей, которые умеют считать очень хорошо. Один из гарвардских студентов считал настолько хорошо, что помог разучиться считать миллиардам жителей нашей планеты. Он сделал так, что компьютер из дорогого и редкого инструмента научных и инженерных исследований, доступного только большим фирмам и правительственным организациям, превратился в обычный предмет обихода даже в бедных домах по всему миру. Студента звали Билл Гейтс. Он смог окончить университет только в 2007 г., потому что к 3-му курсу, в 70-е,  ему пришлось уделять новой компании «Майкрософт» столько времени, что учиться стало некогда.

Совместить учебу и работу Биллу Гейтсу было невозможно: просто я знаю, как пришлось заниматься моему родственнику Лёне на том же факультете. Лёня до 10-го класса учился в знаменитой московской 57-й школе. (Она для математических вундеркиндов, к ее окончанию выпускники уже проходят часть курса мехмата, а многие из них имеют публикации в научных журналах.) Но окончить ее не успел: из средней школы он выпускался уже в США, куда он переехал вместе с родителями. Своей математической эрудицией Леня перепугал нью-йоркских учителей. Они попросили его на математику не ходить, пообещав поставить ему в аттестате высший балл. Лёня всё-таки времени не терял –  к окончанию школы он завершил работу по теории автоматов (есть такой раздел математики), отправил ее на самую престижную американскую олимпиаду – «Вестингауз» – и... победил. Как победителю «Вестингауза» Гарвард ему предложил scholarship – возможность заниматься бесплатно 4 года до получения им степени бакалавра. (Это не совсем стипендия: со студента просто не берут денег за обучение, жить надо на другие деньги; правда, в scholarship может входить и плата за общежитие.)

КВН в университетах СШАВ первую Лёнину студенческую осень (1995 г.) обычное соперничество студентов Эм-Ай-Ти и Гарварда перекинулось и на русскоязычных студентов этих вузов – и они стали играть друг против друга в КВН (кстати, именно с этой игры началась американская история КВН-движения). Лёня стал одним из главных кавээнщиков Гарварда – ему было не до учебы. Москвич надеялся, что с его математическим багажом он справится с провинциальным Гарвардом одной левой, что сдача зачетов и экзаменов на зимней сессии станет простой формальностью. Но не тут-то было!

Когда началась сессия, он начал валить один зачет за другим. Требования оказались неимоверно высокими даже для него. КВН было немедленно заброшен. Заниматься почти 24 часа в сутки – вот на что был обречен победитель «Вестингауза». При общении с руководством факультета он, имитируя чудовищный акцент, жаловался, что его временные неудачи объясняются не вполне преодоленным языковым барьером, что он несчастный мальчик из бедной эмигрантской семьи. У американцев так вести себя не принято. Другого бы точно выгнали, не дав ему сдавать зимнюю сессию до марта. Но Лёня расправился к весне со всеми хвостами – и его пожалели. А если бы выгнали, никто ему потом не дал бы возможность заниматься бесплатно в Гарварде, где стоимость обучения тогда была около 40 000 $ в год. Сейчас она уже больше.

Делая общие выводы из истории Лёни, можно заметить следующее:

  • если ребенок из бедной семьи показывает, что он достоин учиться в хорошем дорогом университете, университет с него денег за учебу не возьмет. «Докажи, что ты достоин, и тебе не надо будет нам платить» – это верно для всех претендентов на учебу в платных американских вузах;
  • заниматься на хороших естественно-научных или инженерных факультетах неимоверно трудно. Выдерживают самые стойкие. Степень бакалавра получает только треть. Вот и Билл Гейтс не выдержал. Слабаком оказался.

Кстати, для некоторых специальностей, и прежде всего для биологических, бакалавр – это официальное ничто. Там мытье пробирок начинается со степени Master.

Барьеры для медиков

Желающие лечить американцев сначала тоже должны стать бакалаврами – по специальности из группы premed, то есть близких к медицине (биология, химия, психология и т. п.). Чтобы попасть на медицинские факультеты, вы должны заниматься практически на одни «А» («пятерки»). Потом надо сдать экзамен MCAT. Кое-кто после двух-трех попыток это Обучение медицине в Америкесделать оставляет свою мечту стать врачом. Но допустим, человек сдал МСАТ сразу после получения степени бакалавра и разослал полученные данные по медицинским факультетам разных университетов. Если его приняли в Университет штата Калифорния в Сан-Франциско, он учится 4 года, если в Стэнфорд – 5 лет. Там он получает звание М. D. (Doctor of Medicine), что пока не дает права кого-либо лечить. Многие «доктора медицины» прекращают учиться и находят околомедицинскую работу. Но желающие продолжают образование в интернатуре или ординатуре. Чтобы стать  семейным доктором – от 1,5 до 2 лет. Терапевтом – 3 года. После ординатуры учатся на кардиолога еще 3–4 года, на хирурга – 5 лет; на нейрохирурга – 7. То есть уже работают – но не самостоятельно, а под наблюдением старших коллег. Далее идут экзамены в том штате, где новоиспеченный врач собирается трудиться.

Для обычного человека, не гения, весь этот путь занимает 10 лет, а если на любом этапе есть задержки – то лет 12–15. На такое даже физически способны далеко не все, не говоря об умственных усилиях, которые надо затратить, чтобы дойти до финиша. Сложный путь – отсюда и качество образования.

Дорого и сердито

В Америке почти никто не получает высшего образования бесплатно. В том числе и в государственных высших учебных заведениях: скажем, Университет штата Массачусетс в городе Эмхерсте берет со своих студентов в среднем 15 000 $ в год, и то если вы житель именно этого штата. Иначе сумма будет гораздо большей.

Однако большинство лучших вузов США — частные. Выпускники лучших университетов потом долгие годы выплачивают кредиты, взятые на образование. Средний долг медика – 200 000 $, юриста – 300 000 $. Стотысячная зарплата, если хочешь погасить долг за учебу, уменьшается наполовину – и за лет пять ты долг выплачиваешь. Если же не с чего, тогда ты будешь платить его десятилетиями: ведь еще проценты набегают.

Стоимость обучения в США растет гораздо быстрее инфляции: желающих получать это образование за эти деньги достаточно. Практически повсеместная его платность также повышает его качество.

Возможны ли скидки студентам, не стремящимся в звезды науки? Да. После службы в американской армии государство оплачивает солдату, желающему продолжить образование, ощутимую часть расходов на его получение.

После вуза

В США учатся затем, чтобы зарабатывать больше денег на более интересной работе. Недавние выпускники хороших вузов, авторы изобретений открывают так называемые стартап-фирмы, помогающие внедрить их изобретение в производство и вывести новый продукт на рынок.

Подобных фирм ежегодно возникает сотни тысяч. Успешных – меньшинство, но именно они – а вовсе не крупные компании с многомиллиардными бюджетами – и представляют научно-технический американский потенциал в действии. Инвесторы довольно охотно вкладываются в них, что отражается на зарплате молодых специалистов, даже если компания не добьется планируемых результатов. Поэтому молодые естественники и инженеры знают, что без труда найдут место, где их знания пригодятся, а труд достойно оценят. Работа будет искать их сама: 23-летний выпускник Эм-Ай-Ти с хорошими оценками выбирает между разными предложениями, самое скромное из которых подбирается к ста тысячам годового оклада. Большинству работающих американцев такие заработки не снились даже и под конец их карьеры. Впрочем, троечникам предлагать работу на выбор не будут.

После вуза в СШАГуманитариям сложнее. Рекордсмены по величине заработка сразу после завершения учебы – хорошие выпускники юридических факультетов хороших вузов (Стэнфорда и Беркли в Калифорнии, Эн-Вай-Ю и Нью-Йоркского университета на Восточном побережье, всего около 20 вузов). Им предлагают вакантные позиции сразу несколько юридических фирм, денег сулят уже более ста тысяч в год, а работать приходится по 80 часов в неделю.

Таких людей очень мало. Остальная армия молодых юристов вынуждена вообще забыть о карьере в области права. Мой сосед после юрфака провинциального университета искал работу по профилю 3 года. Всё это время стоял на кассе в супермаркете. Ничего не нашел – и уехал работать в Африку.

Социология, история и «коммуникэйшн», будучи самыми популярными специальностями, часто не дают шансов на работу по профилю. Вот и другому моему знакомому, филологу аж с гарвардским дипломом, пришлось сделать другую – военную – карьеру.

Неплохо кормят дипломированных специалистов финансы, бухучет, экономика, география, сельское хозяйство, кино, маркетинг. И работу по этим специальностям найти легко.

Нужна ли Америке утечка мозгов из России?

Есть мнение, что естественно-научные и инженерные кадры для Америки рекрутируются издалека, без чего ей было бы совсем туго. Так часто думают иммигранты, которые не делают погоды в передовых американских разработках – зато им нравится гордиться своим общим интеллектом. Однако на деле наука и внедрение ее достижений без иммигрантов не остановятся. Может быть, отдельные фирмы и кафедры переживут легкий насморк, но не более. Выпускники Эм-Ай-Ти, Гарварда, Стэнфорда, Принстона, ЮПена, Коламбии, Беркли, Калтека, Ратгерса, Джорджтауна и многих других американских университетов быстро компенсируют внешний приток, если он по каким-то причинам прервется.

Те уже тысячи россиян, которые занимаются в американских вузах, прежде всего не должны забывать о том, что в России их ждут живыми и здоровыми родители, друзья, любимые. Для тех же, кто хочет работать в Америке, существует серьезное препятствие. Фирмы, желающие нанять на работу иностранца, должны, преодолев громоздкую бюрократическую процедуру и потратив деньги, обеспечить ему рабочую визу. А чтобы фирма этого захотела, выпускник-иностранец должен обладать уникально нужными ей талантами. Защищает американцев от приезжих и жесткая ограничительная политика со стороны профессиональных ассоциаций.

Выпускников российского МФТИ американские фирмы на работу приглашают всё равно. А из французской Сорбонны – не берут.

Самое главное

Типичный американский студент не продлевает в университете «школьные годы чудесные», а за свои немалые деньги приобретает знания и умения, которые позволят ему быть конкурентоспособным на рынке труда, жить лучше и интереснее тех, кто высшего образования не получил.

Учебная мотивация американского студента и есть главная причина высокого качества высшего образования. Без мотивированных студентов рейтинг первых десяти вузов планеты никогда бы не был сплошь почти сплошь американским. Делайте выводы.

Автор статьи: Дан Дорфман, Бостон, США

Понравилось? Поделись: