История репетиторства

История репетиторства

Немного об истории репетиторства. Первыми репетиторами в России, очевидно, следует считать иностранных гувернеров, которые появились в XVIII веке. Они были одновременно и учителями, и воспитателями, и наставниками для своих питомцев. Например, помещик Андрей Петрович Гринев, нанимая для своего сына Петруши француза Бопре, записал в контракте, что «мосье» обязан был обучать двенадцатилетнего отрока «по-французски, по-немецки и всем наукам». Конечно, «Капитанская дочка» — художественное произведение, но Александр Сергеевич не погрешил против истины: таких Бопре в то время было действительно предостаточно. Причем многие из новоявленных педагогов никогда ранее не занимались обучением подрастающего поколения и не имели никакого образования. Тот же пушкинский герой у себя на родине был парикмахером, потом служил в Пруссии солдатом, затем, узнав от своих соотечественников о выгодах профессии «рoutchitelс», перебрался в Россию, где и был нанят Гриневым-старшим. Этот, образно говоря, заморский педагог широкого профиля никаких серьезных знаний, разумеется, дать не мог. Вместо ежедневных занятий с Петрушей, он, наскоро выучившись кое-как болтать по-русски, все свободное время посвящал ухаживанию за дворовыми девицами да неумеренному употреблению домашних наливок, за что и был уволен с должности и с позором выгнан из усадьбы.

Лишь в начале XIX столетия сформировалась профессия собственно учителя-репетитора — человека, которого приглашали в дом для поурочных занятий. Помните, у Грибоедова Александр Чацкий с едкой иронией вспоминает учителей-немцев, которых экономный Павел Афанасьевич Фамусов приглашал в дом «числом поболее, ценою подешевле»? Это тоже зарисовка с натуры: в начале девятнадцатого века репетиторствовали (т.е. давали частные уроки всем желающим) в основном выходцы из Германии. Французы же и англичане расчетливо предпочитали наниматься сразу в гувернеры и гувернантки: и оплата больше, и кров с кормежкой бесплатные, не говоря уже о других радостях жизни на привольных хлебах в богатых русских усадьбах. По крайне мере, гувернер-француз, которого Владимир Дубровский встретил на пути в имение Троекурова, рассчитывал скопить за несколько лет службы у своенравного русского помещика достаточно денег, чтобы потом, вернувшись на родину, открыть свое собственное дело. Видать, немало платили наши предки заезжим иностранцам!

Однако постепенно к этому способу получения хороших денежных сумм все активнее стали подключаться и россияне. Подрабатывали частными уроками в середине — конце XIX века уже все: и университетские профессора, и учителя гимназий, и студенты, и сами гимназисты. И если первым платили за уроки приличные деньги (от 5 до 25 рублей), то студенты и гимназисты работали буквально за копейки (от15 копеек до 1–2 рублей за урок).

Натаскивали репетиторы позапрошлого века в основном тех же мальчиков-гимназистов, благородных (и не очень) девиц и немногих счастливчиков, собиравшихся держать экзамен в университет. Преподавали главным образом математику, латынь, иностранные языки (французский и немецкий) и русскую словесность, реже — историю и географию. Как видим, фактически ничего не изменилось за прошедшие три века! Для освоения иностранного языка наши предки обычно приглашали в дом соответствующих носителей, будь то сосед-немец, булочник или аптекарь, или же разорившийся французский аристократ. У того же Александра Пушкина в детстве был гувернер — граф Монфор, бежавший в Россию от якобинского террора. Специального образования для подобного рода деятельности тогда не требовалось.

Так продолжалось до известных событий октября 1917-го, после чего проблема дополнительного обучения надолго перестала быть актуальной. В институты и университеты принимали главным образом по социальным показателям, школа же, как тогда считалось, и так давала необходимые знания. И лишь много позже, в 1960–1970-е годы, репетиторство снова, правда, полуподпольно, стало распространяться. Тот, кто хотел поступить в престижный институт, но не рассчитывал на глубину своих школьных познаний, искал возможность позаниматься с преподавателем из выбранного вуза.

И лишь в 1990-е годы репетиторство обрело почти официальный статус. Объявления о дополнительных занятиях появились во многих газетах, летом ими были обклеены все столбы возле вузов. На вольные хлеба подались не только молодые и шустрые выпускники вузов, но и солидные профессора с университетских кафедр. Сложились даже целые династии педагогов-репетиторов. У абитуриентов появилась возможность нанять себе преподавателей из любых, даже самых престижных, учебных заведений.

Игорь Градов
Панравилось? Поделись:
Вернуться назад